Улыбка Джоконды

Это цитата сообщения Мадлена_де_Робен Оригинальное сообщениеУлыбка Джоконды




Улыбка Джоконды — «самая странная улыбка в мире», одна из наиболее известных и неразгаданных тайн в истории живописи, суть которой точно не сформулирована по причине того, что восприятие картины «Джоконда (Мона Лиза)» носит чисто индивидуальный характер. Споры вокруг происхождения главного персонажа картины, о ее красоте, о смысле ускользающей улыбки не закончены до сих пор. Зрители и искусствоведы сходятся лишь в одном — взгляд красивой девушки и ее улыбка действительно производят на смотрящего неизгладимое впечатление. За счет чего — объяснения пока нет.

Точнее сказать, объяснения феномена появляются на свет с завидным постоянством. Так, например, совсем недавно профессор Маргарет Ливингстон из Гарвардского университета на ежегодном собрании Американской ассоциации за прогресс в науке, которое прошло в Денвере (штат Колорадо), представила свою теорию объяснения тайны улыбки Джоконды. По ее мнению, эффект мерцающей улыбки связан с особенностями человеческого зрения.

Маргарет Ливингстон заметила, что улыбка Моны Лизы очевидна только тогда, когда зритель смотрит не прямо на губы Джоконды, а на другие детали ее лица. Исследователь предполагает, что иллюзия исчезновения улыбки при смене угла зрения связана с тем, как человеческий глаз обрабатывает визуальную информацию.

Особенности зрения человека таковы, что прямое зрение хорошо воспринимает детали, хуже — тени. «Ускользающий характер улыбки Моны Лизы можно объяснить тем, что она почти вся расположена в низкочастотном диапазоне света и хорошо воспринимается только периферическим зрением», — заявила Маргарет Ливингстон.

Итак, если вам доведется быть в Париже, зайдите в Лувр — в эту сокровищницу мирового искусства. И не забудьте зайти в зал, где выставлена, наверное, самая знаменитая картина мира — шедевр великого флорентинца, титана Возрождения Леонардо да Винчи. Только было бы неплохо, если вы с «Джокондой» не были бы наедине.

Был случай, когда у картины надолго задержалась русская туристка вечером, когда музей закрывался. Посетителей в зале не было — можно без помех попытаться проникнуть в замысел автора. Через минуту ей стало не по себе, а затем и вообще возникла тоска, и стало страшно. Туристку избавило от обморока то, что она прервала контакт с картиной и поспешила на выход. Только на улице успокоилась, но тяжелое впечатление сохранялось долго…

Леонардо да Винчи, хотя ему исполнился 61 год, был полон физических и творческих сил, когда его призвал в Рим Джулиано Медичи — брат и ближайший соратник папы Римского Льва Х для написания портрета своей возлюбленной синьоры Пачифики Брандано. Пачифика — вдова испанского дворянина имела мягкий и веселый нрав, была хорошо образована и являлась украшением любой компании. Немудрено, что такой жизнерадостный человек, как Джулиано, сблизился с ней, свидетельством чему явился их сын Ипполито.

В папском дворце для Леонардо была оборудована прекрасная мастерская с подвижными столами, с рассеянным светом. Во время сеанса играла музыка, пели певцы, шуты читали стихи — и все это для того, чтобы Пачифика сохраняла постоянное выражение лица. Картина писалась долго, она поражала зрителя необыкновенной тщательностью отделки всех деталей, особенно лица и глаз. Пачифика на картине была как живая, что изумляло зрителей.

Правда у некоторых нередко возникало чувство страха, им казалось, что вместо женщины на картине может возникнуть чудовище, какая-нибудь морская сирена, а то и еще что-нибудь похуже. Да и сам пейзаж за ее спиной навевал что-то таинственное. Знаменитая с косиной улыбка Пачифики тоже никак не соответствовала понятию о праведности. Скорее здесь было некоторое ехидство, а может быть что-то из области колдовства. Именно эта загадочная улыбка останавливает, завораживает, тревожит и зовет проницательного зрителя, как бы вынуждая его вступить в телепатическую связь с изображением.

Кстати, подобная улыбка была присуща самому Леонардо. Об этом свидетельствует картина его учителя Вероккио «Товия с рыбой», при написании которой моделью архангела Михаила послужил Леонардо. Да и в статуе Давида учитель, несомненно, воспроизвел облик своего ученика с его характерным насмешливым выражением лица.

Может быть, это обстоятельство позволило в наше время предположить, что моделью для «Джоконды» явился сам автор, т.е. картина — его автопортрет в женском одеянии. Компьютерное сравнение картины с известным автопортретом красным карандашом, хранящимся в Турине, не опровергло это предположение. Определенное сходство действительно имеется, но этого совершенно недостаточно для каких-то дальнейших выводов.

Непросто сложилась судьба Пачифики. Ее брак с испанским дворянином был недолгим — муж скоро умер. Джулиано Медичи не захотел взять в жены свою любовницу, а вскоре после женитьбы на другой умер от чахотки. Сын Пачифики от Джулиано скончался молодым, будучи отравленным. Да и здоровье самого Леонардо за время работы над портретом пришло в полное расстройство.

Судьба людей, приближающихся к Пачифике, оказалась трагической, подобно бабочке, летящей к огню. Видно она обладала силой притягивать к себе мужчин и, увы, забирать их энергию и жизнь. Вполне возможно, что ее прозвище было Джоконда, что означает Играющая. И она действительно играла людьми, их судьбами. Но игра с таким хрупким предметом всегда кончается одинаково — предмет разбивается.

Джулиано Медичи, желавший укрепить связь с французским королевским семейством, женился на принцессе Филиберте Савойской. Для того, чтобы не огорчать невесту изображением недавней возлюбленной, Леонардо был оставлен в Риме, продолжая вносить изменения в картину, с точки зрения любого стороннего наблюдателя являющейся совершенно законченной.

Но какая-то сила заставляет его продолжать работу, хотя на него нередко накатывается усталость и апатия, ранее никогда ему незнакомые. Правая рука его трясется все сильнее и сильнее. Хотя он с детства был левшой и часто попадал из-за этого под насмешки, связанные с суеверием, что левой рукой водит сатана или нечистая сила, работать ему было все трудней и трудней.

Леонардо часто развлекался причудливыми забавами. Когда однажды садовник поймал ящерицу странного вида, Леонардо на нее нацепил сделанные из кожи других ящериц крылья, наполненные ртутью, а также рога и бороду. Когда ящерица двигалась, то крылья ее трепетали. Это вызывало ужас у зрителей, которые пускались наутек.

В молодости, получив заказ на роспись щита, в одной из комнат Леонардо сотворил жуткое чудище, составленное из множества хамелионов, ящериц, змей, летучих мышей и прочих тварей. Чудище, как живое, выползало из расселины скалы, устроенной в комнате, брызжа ядом из пасти, огнем из глаз, дымом из ноздрей. Выбрав нужный ракурс, он изобразил это чудище на щите. Нужно было иметь очень крепкие нервы, чтобы остаться неподвижным около щита.

Изучая анатомию людей и животных, Леонардо как-то собрал полный скелет лошади и с помощью длинных веревок мог приводить его в движение, пугая своих помощников. А бараньи кишки он научился так очищать и утоньшать, что они помещались на ладони. Скрытым в другой комнате мехом его помощник надувал эти кишки так, что вся комната ими заполнялась, прижимая изумленных гостей к стенам.

Такие забавы для Леонардо имели большой смысл. На них он оттачивал свою идею — целью произведения искусства является способность поразить зрителя, заставив отшатнуться в ужасе, или заворожить. Многие его творения будят сильные эмоции, потрясают и волнуют людей. Это продолжается более четырех веков, полной мерой относясь к последнему его крупному детищу — к «Джоконде».

Перед отъездом из Рима во Францию Леонардо посетил умирающего от чахотки Джулиано Медичи, вернувшегося скоро после свадьбы на родину. Джулиано оставил портрет Пачифики художнику, продавшему, в конце концов, портрет французскому королю за крупную сумму. «Медичи меня создали и разрушили» — заметил в дневнике Леонардо, сокрушаясь по поводу резко ухудшившегося здоровья. Но не Медичи, я полагаю, явились причиной разрушения мастера, а синьора Пачифика, роковые качества которой наложили отпечаток на его дальнейшую жизнь. Этому способствовало само общение с ней, а затем — ее живописное воплощение, произведенное Леонардо…

На службе французского короля Леонардо проектировал пышные празднества, новый дворец для короля, канал, но все это было совсем не того уровня, что раньше. За год до смерти он написал завещание. Прежде такой энергичный, Леонардо сильно сдал. Непривычным для человека, в молодости спокойно гнущего рукой подковы, было постоянное чувство усталости.

Еще недавно он писал, пытаясь разными словами выразить одну мысль: «Скорее лишиться движения, чем устать. Скорее смерть, чем усталость. Я не устаю, принося пользу. Все труды неспособны утомить меня». Он неделями не встает с постели, правая рука окончательно перестала ему повиноваться.

Такое состояние не могло продолжаться долго, и в возрасте 67 лет титан Возрождения угас. Так Пачифика явилась и причиной создания необыкновенного творения, и причиной быстрого угасания великого ученого и инженера, архитектора и художника…

Гоголь в повести «Портрет» упоминает портрет Леонардо да Винчи, над которым великий мастер трудился несколько лет и все еще считал неоконченным, хотя его современники почитали эту картину за совершеннейшее и окончательнейшее произведение искусства. Нет никаких сомнений, что Гоголь имеет в виду знаменитую «Джоконду», хотя и не называет ее. Но в связи с чем понадобилось Гоголю вспоминать Леонардо да Винчи?

Действие повести начинается с того, что молодой бедный художник Чартков на последние деньги покупает выбранный им из старья портрет старика в азиатском костюме, глаза которого не только были тщательно отработаны, но и странным образом казались живыми, оставляя у смотрящего на портрет неприятное, странное чувство. Так вот, придя домой, отмыв купленный портрет от грязи и повесив его на стену, Чартков пытается понять причину возникновения странного чувства. Именно в это время он вспоминает о «Джоконде», как о ближайшем аналоге необыкновенного приобретения.

Нельзя не процитировать ход дальнейших рассуждений Чарткова под впечатлением портрета старика: «Это было уже не искусство: это разрушало даже гармонию самого портрета. Это были живые, это были человеческие глаза! Казалось, как будто они были вырезаны из живого человека и вставлены сюда. Здесь не было уже того высокого наслаждения, которое объемлет душу при взгляде на произведение художника, как ни ужасен взятый им предмет; здесь было какое-то болезненное, томительное чувство… Почему же простая, низкая природа является у одного художника в каком-то свету, и не чувствуешь никакого низкого впечатления; напротив, кажется, как будто насладился, и после того спокойнее и ровнее все течет и движется вокруг тебя? И почему же та самая природа у другого художника кажется низкою, грязною, а между прочим, он также был верен природе? Но нет, нет в ней чего-то озаряющего. Все равно как вид в природе: как он ни великолепен, а все недостает чего-то, если нет на небе солнца». И еще о пугающем портрете: «Это уже не была копия с натуры, это была та странная живопись, которою бы озарилось лицо мертвеца, вставшего из могилы».

Напомним, что под влиянием этой картины у Чарткова начались галлюцинации и страшные сновидения. Привалившее богатство сделало Чарткова модным портретистом, но счастье не пришло. Золото давало ему обеспеченность и почет, но отнимало мастерство живописца и способность уважительно относиться к своим молодым коллегам. Утрата таланта привела к зависти по отношению к талантливым художникам, к озлоблению на весь мир, а в итоге — к потере богатства и к ужасной смерти. Он понял, что необыкновенный портрет, купленный им в пору бедной молодости, явился причиной его превращения.

После смерти Чарткова открылась история создания портрета. Оказалось, что замечательному художнику-самоучке заказал этот портрет ростовщик, которого многие считали дьяволом из-за того, что судьба всех людей, бравших у него деньги взаем, была ужасной. В них вместе с деньгами как бы вселялась злая сила, приводившая к гибели. Ростовщик, чувствуя близкую смерть, заказал портрет для того, чтобы сверхъестественной силой продолжать жить в этом портрете. Художник, желая попробовать себя в изображении дьявола, согласился, но чем ближе он приближался своим портретом к натуре, тем сильнее в нем возникала тягость, тревога. Глаза портрета «вонзались ему в душу и производили в ней тревогу непостижимую.» Хотя художник не смог завершить свою работу, портрет казался законченным и после скорой смерти ростовщика оказался у него. Последующая за этим утрата таланта, смерть жены и двоих детей привела его к мысли, «что кисть его послужила дьявольским оружием, что часть жизни ростовщика перешла в самом деле как-нибудь в портрет, и тревожит теперь людей, внушая бесовские побуждения, совращая художников с пути, порождая страшные терзанья зависти».

Может быть Гоголь разгадал роковую сущность «Джоконды» и свою догадку закодировал повестью «Портрет», боясь быть непонятым современниками? Теперь можно сказать, что ростовщик Гоголя и Пачифика Леонардо в определенном смысле одно лицо.

Несколько веков женский портрет руки Леонардо да Винчи, хранящийся в Лувре, считался изображением 25-летней Лизы — жены флорентийского магната Франческо дель Джокондо. До сих пор во многих альбомах и справочниках портрет имеет двойное название — «Джоконда. Мона Лиза». Но это ошибка, и в ней виноват известный средневековый художник и писатель Джорджо Вазари, составивший жизнеописание многих великих художников и скульпторов Возрождения.

Именно авторитет Вазари затмил вдовью траурную вуаль на голове изображенной женщины (Франческо дель Джокондо прожил длинную жизнь), да и не дал возможность поставить вопрос: если это мона Лиза, то почему при живом заказчике портрет остался у живописца?

И только ХХ век прекратил этот гипноз. А.Вентури в 1925 году предположил, что на портрете изображена герцогиня Констанца д’Авалос — вдова Федериго дель Бальцо, другая любовница Джулиано Медичи. Основанием этой гипотезы является сонет поэта Энео Ирпино, в котором упоминается ее портрет работы Леонардо. Других подтверждений у этой версии нет.

И, наконец, в 1957 году К.Педретти выдвинул версию Пачифики Брандано. Именно эта версия вызвала новый прилив в исследованиях наследия великого флорентинца. Именно эта версия представляется самой верной, так как она подтверждается не только документами, но и сутью дополнительных обстоятельств, о которых говорилось выше.

ХХ век — век огромных достижений в области парапсихологии. Известный нейропсихиатр Ш.Карагулла в результате многих и надежных исследований в США, Канаде, Англии установила, что некоторые люди имеют уменьшенный по сравнению с остальными объем ауры и могут являться поглотителем жизненной энергии своих близких, вызывая их недомогания.

Сейчас такие люди часто называются энергетическими вампирами. Это явление подтверждено и другими исследователями. Утечка жизненной энергии на начальном этапе вызывает у жертвы энергетической агрессии апатию, ослабление иммунитета, а затем ведет к тяжелым нарушениям здоровья.

Так вот, очень похоже на то, что Пачифика являлась именно таким человеком, поглотителем жизненной энергии других людей — энергетическим вампиром или, как сказал бы Гоголь, излучала мертвенный свет. Именно поэтому ее необычайно реалистический портрет, подобно живой Пачифике, поглощает жизнь, излучает зло и не исцеляет, а повреждает душу зрителей до сих пор. При кратковременном контакте человека с подобными картинами может возникать проявление синдрома Стендаля, а при длительном — синдрома хронической усталости.

Здесь, в этой картине сосредоточена квинтэссенция достижений великого мастера на пути приближения к реальности. Это и результаты его анатомических исследований, позволявшие ему изображать людей и животных в совершенно естественных позах, это и знаменитое «сфумато» — рассеяние, давшее ему возможность правильно изображать границы раздела разных объектов, это и совершенное использование светотени, это и загадочная улыбка портретируемой женщины, это и тщательная подготовка специального для каждой части картины грунта, это и необычайно тонкая проработка деталей.

И, наконец, самое главное — верная передача нематериальной, точнее — тонкоматериальной сути объекта живописи. Своим необыкновенным талантом Леонардо создал действительно живое творение, дав долгую, продолжающуюся до наших дней, жизнь Пачифике со всеми ее характерными особенностями. И это творение, подобно творению Франкенштейна, погубило и пережило своего создателя.

Луврская «Джоконда» может приносить зло людям, пытающимся проникнуть в ее смысл, то, может быть, нужно уничтожить все репродукции и сам подлинник? Но это бы явилось актом преступления против человечества, тем более, что картин с подобным воздействием на человека в мире немало. Просто нужно знать об особенности таких картин (и не только картин) и принимать соответствующие меры, например, ограничивать их репродуцирование, в музеях с такими произведениями предупреждать посетителей и иметь возможность оказать им медицинскую помощь и т.д. Ну, а если у вас есть репродукции «Джоконды» и вам кажется, что они на вас плохо влияют, уберите их подальше или сожгите.

В повести Гоголя злополучный портрет исчез таинственным образом тогда, когда его тайна была публично раскрыта. Не удивляйтесь, если узнаете, что в скором времени и «Джоконда» непостижимо исчезнет из Лувра. Она уже исчезала оттуда в 1911 году, будучи похищенной, но тогда была найдена и вновь возвращена на место.

Оставьте свой комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.